[Environmental Toxicology and Chemistry, Vol.19, No.5, pp.1231-1232, 2000]

Письмо к редактору

 

Чернобыльская ядерная катастрофа и последующее создание природного заповедника  

 

 

После недавней исследовательской экспедиции в чернобыльскую зону Министерство энергетики США официально попросило нас оценить экологическое влияние чернобыльской аварии 1986 года на население диких животных. Мы ответили, что хотя и трудно сделать количественную оценку, общее экологическое влияние было позитивным. После продолжительной паузы, ошеломленный работник министерства спросил, как же это возможно, что наибольшая за всю историю человечества катастрофа на атомной электростанции, которая выбросила в окружающую среду 100-200 миллионов Кюри радиоактивных веществ, могла привести к положительным последствиям. Ответ был прост – человек покинул зону.

Упоминание чернобыльской катастрофы, как правило, вызывает мысли о смерти, разрушении, раке, больших экономических потерях и других негативных представлениях. Без сомнения, экономические последствия аварии были огромным для Украины, и такие последствия, как: повышение уровня раковых заболеваний у людей [1-3], гибель сосны на участке «Рыжего леса» - реальные факты [4,5]. Тем не менее, в конечном итоге, воздействие на флору и фауну в чрезвычайно загрязненной и ограниченной зоне было весьма позитивным: в пользу роста биоразнообразия и численности особей [6]. Наши двенадцать экспедиций в наиболее радиоактивные районы Чернобыльской зоны, обнаружили богатство животной жизни. Некоторые участки 10 км зоны отчуждения, расположенной вокруг четвертого энергоблока, поразительны, но еще обманчивы, по своей красоте (см. фото 1). И только потрескивания и попискивания наших электронных приборов показывали, что среда загрязнена радионуклидами.

В ходе недавних поездок в Чернобыль мы неоднократно видели в пределах 10 км зоны лосей (Alces alces), косуль (Capreolus capreolus), кабанов (Sus scrofa), лис (Vulpes vulpes), выдру (Lutra lutra) и зайцев (Lepus europaeus). В тоже время, за исключением одного зайца, ни одно из животных не было встречено за пределами 30 км зоны, при этом продолжительность и размеры территории проведения исследований и там и там были приблизительно равны. Высший класс хищников, волки и орлы, как и исчезающий черный аист, в пределах 30 км зоны обитают в большем количестве, чем за ее пределами. Отловы мелких грызунов на наиболее загрязненных участках дали больший результат, чем на не загрязненных [7]. Разнообразие цветов и других растений впечатляет и не отличается от того, что существует на природоохранных территориях за пределами зоны.

В действительности, радиоактивность такого уровня как в Чернобыле имеет заметное негативное воздействие на растительную и животную жизнь [4,5]. Однако, эффект выселения людей с этих сильно загрязненных земель значительно превышает негативный эффект радиационного воздействия. Именно в этом заключается обычный парадокс взаимоотношения экологической точки зрения и вопросов безопасности для здоровья человека. Наши наблюдения поддерживают мнение, что ограничительные пределы радиационного воздействия для растений и животных должны быть выше, чем для людей. Такое неравенство обусловлено тем, что выселение или переселение людей чаще всего способствует естественному восстановлению экосистем даже в условиях неблагоприятного радиоактивного и химического загрязнения. То, что обычная человеческая деятельность (промышленность, фермерство, выращивание скота, сбор дров, охота, т.д) более разрушительна для биологического разнообразия и богатства местной флоры и фауны, чем наихудшая ядерная катастрофа, лишний раз говорит о негативном влиянии роста человеческой популяции на дикую природу. Если человечество не может себе позволить испытать еще одну ядерную катастрофу сравнимую с Чернобылем, тогда насколько более важным является то, что оно не может позволить испытать дополнительный экспоненциальный рост населения? Мы обсуждали эти вопросы с доктором Виктором Баръяхтаром, вице-президентом Академии наук Украины. Сравнивая экологические последствия в зоне Чернобыля с состоянием переселенных, индустриальных восточных и южных регионов Украины, он отметил: "Северная Украина – самая чистая часть государства. Там только радиация."

Традиционные парадигмы относительно влияния землепользования и загрязняющих агентов на природные системы не совместимы с догмой, касающейся хронической радиационного воздействия. Одно время предлагалось улучшить окружающую среду в Чернобыле путем сжигания древесной и другой растительности с загрязненных территорий для сбора

 

 

 

 

 

 

Фотография чернобыльского ландшафта в бывшем "Рыжем лесу", сделана в июне 1998 г., всего в 700 метрах на запад от четвертого энергоблока, участок был дезактивирован захоронением верхнего слоя почвы и мертвых сосен. Радиация в этом регионе на сегодняшний день составляет два-четыре миллирем в час на высоте одного метра.

 радионуклидов и одновременной выработки электроэнергии [9]. Реализация такого проекта стоила бы 30 млн долларов США и, скорее всего, повысила дозу на человека в сравнении с тем, если бы ничего не предпринималось. Кроме того, это вызвало бы полное разрушение уже процветающих экосистем, создавая, как минимум, временную технологическую пустыню, намного превышающую тот экологический ущерб, что существует в результате чернобыльской катастрофы. Научные данные свидетельствуют, что в растительной биомассе содержится один – два процента выпавших радионуклидов [10]. Поэтому ее сжигание является неэффективным методом улучшения радиационной обстановки, и такие действия могут усилить мобилизацию значительной части радионуклидов из почв и донных отложений. Крайне необходима качественная научная информация, касающаяся риска для окружающей среды и здоровья человека, при принятии решений, связанных с ядерными авариями. Мы согласны с заключением Владимира Холоши, заместителем Министра Украины по вопросам чрезвычайных ситуаций и в делах защиты населения от последствий чернобыльской аварии, об отношении между наукой и политическим процессом принятия регулирующих управленческих решений в Чернобыльской зоне отчуждения, выраженном в форме: "Наука – это глаза народа".

Наши данные четко говорят о существовании жизнеспособных экосистем в наиболее загрязненных районах Чернобыльской зоны, это то, что по многим причинам мы ожидаем от парка, подлежащего заповеданию. Менее известна цена, которую платят виды за обитание в этой радиационной среде. Некоторые из обитающих там мелких млекопитающих в результате накопления цезия-137 и стронция-90 получают дозу внутреннего облучения свыше 10 Рад/сут и внешнего облучения, как минимум, половину от этого [11]. Ряд публикаций видят гораздо больше вреда от проживания в Чернобыльской зоне. Некоторые из них анекдотичны; однако некоторые базируются на современной молекулярной биологии и экспериментальном подходе [12-14]. Возможно, наиболее важным является вопрос: существует ли возросший генетический (мутационный) груз, маскируемый переразмножением, что в общем характерно для млекопитающих? Для людей, любое повышение в генетической нагрузке неприемлемо. Детальное долгосрочное изучение генетического груза, популяционной генетики, демографии, темпов мутагенеза, продолжительности жизни, способности к воспроизводству, здоровья, радиорезистенции и так далее, нужны для того, чтобы понять, как популяции, подверженные хроническому радиационному воздействию отличаются от популяций, не подверженных ему. С точки зрения риска для людей и дикой природы, понимание генетической и популяционной динамики дикой жизни в Чернобыле - не тривиально.

Чернобыль не является ядерной пустыней, однако вопросы затронутые выше, касающиеся скрытого и длительного влияния, должны быть разрешены прежде чем мы поймем общее значение этой катастрофы для дикой природы и людей.

Роберт Дж.Бейкер

Texas Tech University

Лаббок, Техас, США, и

Международная радиоэкологическая лаборатория,

Славутич, Украина

Рональд К.Чессер

Savannah River Ecology Laboratory,

Айкен, Северная Каролина, США, и

Международная радиоэкологическая лаборатория,

Славутич, Украина

Ссылки:

1. Jacob P, et al. 1998. Thyroid cancer risk to children calculated. Nature 392:31-32

2. Kazakov VS, Demidchik EP, Astakhova LN. 1992.Thyroid cancer after Chornobyl. Nature 359:21-22

3. Kikhtarev IA, et al. 1995. Thyrod cancer in Ukraine.

Nature 375:365

4. Израел Ю.А. и другие, 1988. Экологические последствия радиоактивного загрязнения в районах Чернобыля. Публикации атомной энергии 64:28-40

5. Medvedev Z. 1994. Chernobyl: Eight years after. TREE 9:369-371

6. Sokolov VE, Rjabov IN, Ryabtsev IA, Tikhomirov FF, Shevchenko VA, Taskaev AI. 1993 Ecological and genetic consequences of the Chernobyl atomic power plant accident. Vegetatio 109:91-99

7. Baker RJ, et al. 1996. Small mammals from the most radioactive sites near the Chernobyl nuclear power plant. J Mammal 75:155-170

8. Chesser RK, Baker RJ. 1996 La Vie Sauvage A Tchernobyl, Analyse d'une prospere mais genetiquement alteree. La Recherche 268:30-31

9. Biomass Workshop. 1998. Proceedings, Chornobyl Phytoremediation and Biomass Energy Workshop. February 23-25. Slavutych Laboratory for International Research and Technology, Slavutych, Ukraine. DOE Publication.

10. Shevchenko VA. 1994. Ecology of the Chernobyl disaster. Man and Biosphere. Pergamon, New York, NY, USA

11. Chesser RK, et al. 2000. Concentrations and dose rate estimates of 134,137 cesium, 90 stroncium in small mammals in Chernobyl, Ukraine. Envion Toxicol Chem 19:305-312

12. Ellegren H, Lindgren G, Primmer CR, Moller AP. 1997. Fitness losss and germline mutations in barn swallows breeding in Chernobyl. Nature 389:593-596

13. Dubrova YE, Nesterov VN, Krouchinsky NG, Ostapenko VA, Neumann R, Neil DL, Jeffreys Al. 1996. Human minisatellite mutation rate after the Chernobyl accident. Nature 380:683-686

14. Baker RJ, DeWoody JA, Wright AJ, Chesser RK. 1999. On the utility of heteroplasmy in genotoxic studies: An example from Chernobyl. Ecotoxicology 8:301-309

 

[home]  [English]  [Russian] [Ukrainian]